РЕДАКЦИОННЫЙ ПРОЕКТ
После бури
Какую цену пришлось заплатить Алтайскому краю за удар стихии
Январские бураны стали для Алтайского края проверкой на крепость – техники, духа и властей. Метели истрепали нервы людям, выпотрошили кошельки городов и районов, заставили работать на износ дорожников и спасателей, выгнали в поля губернатора и мэров. И обнаружили, что бедность и надежда на «авось обойдется» поставили целые территории на грань выживания.
Рожениц и экстренных пациентов доставляли в больницы на снегоходах или на санях. Лошади снова стали востребованным транспортом. Автомобили и автобусы то и дело застревали на трассах.

Дорожники, спасатели, медики, пограничники, просто неравнодушные люди круглыми сутками приходили на помощь тем, кому она надобилась. А власти – снизу доверху – организовались только к концу бури.

«ТОЛК» выяснил, чего стоила стихия Алтайскому краю в деньгах и силах, какие трудности пришлось преодолеть и чьи подвиги остались непризнанными.

1
Сводки с штормового фронта: кто и кому спас жизни
К другим материалам
К другим материалам
К другим материалам

2
Сколько детей не пошло в школу?
В самые пиковые периоды непогоды в школы не ходили до 20-25 тыс. детей. Однако в это же число входят и те ребята, которые пропустили занятия по болезни или из-за карантина, рассказал министр образования края Максим Костенко.
Каждое утро мы получали информацию о том, какие школьные подвозы осуществлены, а какие нет, какие школы и классы ушли на карантин. Даже в самые пиковые дни не больше 10% школьников не выходили в школу по какой-либо причине
Максим Костенко, министр образования Алтайского края
Занятия с детьми, оставшимися дома, велись двумя способами. Это или самостоятельная подготовка по заданиям учителя, или дистанционное обучение, но только там, где для этого достаточно мощности интернета и есть технологическая возможность.

3
Десятки дорог, тысячи звонков: главные цифры шторма
Более 3000
звонков поступило на специально созданную «горячую линию» МЧС.
Более 1500
автобусных рейсов пришлось отменить в период непогоды.
Около 1100
человек работали в январе 2020 года на очистке региональных дорог, в дни сильных снегопадов – 1,2 тысячи человек.
Более 570
единиц техники работало в среднем каждые сутки на региональных трассах, в период самых сильных снегопадов – около 800. Привлекалась и наемная техника, в том числе Минобороны России.
173
вызова скорой и неотложной помощи поступили из труднодоступных мест в период с 17 по 31 января, сообщили в крайздраве. В Змеиногорскую ЦРБ вывезли и госпитализировали 28 человек, в том числе 4 беременных женщины, 7 детей, несколько больных с инфарктом и острыми нарушениями мозгового кровообращения.
Более 50
тонн продуктов питания, хлеба, воды и товаров первой необходимости доставили в Змеиногорский, Локтевский и Третьяковский районы только 28 января. Всего в села уехали 16 автомобилей разной грузоподъемности.
На 32
участках краевых и федеральных дорог на территории 40 муниципалитетов во время шторма ограничивали движение.
15
автомобилей попали в самую крупную аварию этих дней в Павловском районе. 2 человека погибли и 1 получил травмы.

4
Жуткие миллионы: во сколько обошлись затяжные метели
Города и районы края проводят аудит, сколько средств они потратили на борьбу со снегом. Эти расчеты поступят в правительство региона, а край будет принимать решение о частичной компенсации. О том, что «экстренные» расходы муниципалитетам возместят, говорил губернатор Виктор Томенко во время выезда в южные районы 31 января.

«ТОЛК» попробовал разобраться, примерно в какую сумму муниципалитетам обошлись затяжные метели.

Понять ситуацию помог Олег Боронин, глава Сибирского сельсовета Первомайского района, рассказавший о своем конкретном примере. На балансе сельсовета – 73 км дорог местного значения. Из них около 20 км – в самом поселке Сибирском, которые безвозмездно чистили местные предприятия, чем сэкономили сельсовету около 60 тысяч рублей, сказал Боронин.
На содержание дорог сельсовета в бюджете на 2020 год заложено 972 тыс. рублей. (У других сельсоветов цифра может быть заметно ниже). Только за две недели на устранение последствий снегопада ушло 202,5 тысячи. Это с учетом стоимости топлива, амортизации техники, ремонтов, зарплат рабочих и так далее.

За одну смену в 12 часов погрузочно-уборочная машина на базе МТЗ 82 расходует 100 литров топлива. Один литр топлива стоит в среднем 50 рублей. За одну смену получается 5 тыс. рублей. За 14 дней работы только одной единицы МТЗ 82 получается 70 тыс. рублей.

Снегоуборочная машина (ХТЗ т150) расходует 150 литров за смену, или 7,5 тыс. рублей. За две недели получается 105 тыс. рублей.

Если взять нижний порог расчетов и предположить, что в сельсовете есть только одна единица техники – МТЗ 82, то все 643 сельсовета Алтайского края потратили минимум 45 млн рублей на уборку снега за две недели.

Но даже из официальных рассказов глав очевидно, что техники привлекалось больше и разной.

Сколько денег тратят в Барнауле
Уборка снега
В Барнауле на уборку снега было выделено 218,5 млн рублей. Об этом губернатору доложил Вячеслав Франк на заседании правительства 22 января.
Количество машин
«ТОЛКу» мэрия сообщила, что ежесуточно по ночам для уборки использовалось от 70 до 130 машин, в дневное – от 25 до 100. Наемной техники – от 60 до 90 единиц.
Транспортные расходы
В среднем, сказали в администрации, машино-час работы самосвала грузоподъемностью 10 тонн стоит 1,1 тыс. рублей. То есть работа 70 машин (среднего показателя) в течение 12 часов стоит более 900 тысяч рублей. На две недели – почти 13 млн рублей. Это только транспортные расходы по минимуму.
Зарплаты
Также в мэрии рассказали о зарплатах рабочих, убирающих снег. Средняя заработная плата в 2019 году составила 29,5 тыс. рублей. У водителей она сейчас составляет 33-34 тысячи. Всего на уборке улиц работало более 660 сотрудников МУП «Автодорстрой». В месяц совокупно они получат более 20 млн рублей.
Во сколько обошлась расчистка краевых дорог - неизвестно. В региональном Минтрансе «ТОЛКу» ответили, что средства, потраченные на содержание дорог в 2020 году, сопоставимы с цифрами 2019-го, когда потратили 3 млрд рублей. Однако в ведомстве не уточнили, какие средства пошли именно на зимнее содержание.


5
Как облегчить последствия снегопадов

Уже сейчас власти, дорожники и коммунальщики думают, как в будущем избежать таких же жестких последствий стихии. Пока ясно, что нужны щиты снегозащиты на трассах, нехаотичная схема уборки и правильная застройка, чтобы в городах было куда снег отбрасывать.
Мнения экспертов
Игорь Мелиев
начальник Третьяковского филиала Юго-Западного ДСУ
Для того чтобы в будущем облегчить ситуацию, нужно ставить снегозащитные заборы. Один километр стоит 3,5 млн рублей. В одном месте мы поставили два снегозащитных забора. Едешь до них – на дороге вал. К забору подъезжаешь – голая дорога.

Самое дешевое для бюджета – это рубки ухода за лесополосами. Но сейчас непонятно, чьи они. Я в одном месте начал вырубать, так на меня уголовное дело завели. Мы деревья не полностью вырубаем, а оставляем «пенек» 1,5 – 2 метра, который потом дает загущение. Эта работа стоит копейки, а верхушки можно бесплатно отдавать ветеранам войны или многодетным матерям.
Сергей Бенслер
депутат АКЗС, директор компании «Колос»
Нужно привлекать все резервы, в том числе организаций. Иногда получается, что экономия на первичном этапе расчистки разрушает экономику. Дороги надо чистить постоянно.

По Змеиногорскому району действительно ударила стихия. Здесь это происходит часто. У них чувствуется нехватка сил и техники, но работа здесь велась добросовестно. А на границе Третьяковского и Локтевского районов были упущения. Там чистили по «ленивке», по экономичному плану, в один проход. Потихоньку это обросло трехметровыми валами.
Юрий Гатилов
генеральный директор компании «Жилищная инициатива»
Во время сильных снегопадов звучали призывы купить больше снегоуборочной техники. Но она будет простаивать летом! Не надо этого делать, потому что весь снег из Сибири не вывезти.

Я считаю, что у нас достаточно ресурсов, чтобы справиться даже с такими серьезными снегопадами. Но для этого нужен четкий план, сценарий работы на этот период. Важно понимать, у каких предприятий и бюджетных организаций есть необходимая техника и в каком режиме она может подключаться к расчистке снега.

Также стоит наметить дороги, которые нужно расчистить в первую очередь, чтобы люди могли передвигаться. А также выделить дороги второй и третьей очереди. Сейчас самое время, чтобы разработать такой план на будущее. Нужно всего лишь проанализировать, где не удавалось вовремя расчищать завалы, и составить карту.

Также важно предусмотреть площадки для хранения снега. Не застраивать микрорайоны плотником, чтобы некуда было столкнуть снег. Но и потом за этими кучами нужно следить – ворошить их, чтобы к весне они растаяли.

6
Почему не вводили ЧС?
И жители заметенных районов, и власти в селах задавались вопросом – почему в регионе не введен режим ЧС? Ведь назвать то, что творилось в регионе в январе, по сути, и было чрезвычайной ситуацией – в сотнях отрезанных деревень люди в буквальном смысле вынуждены были выживать.


Вице-премьер края Игорь Степаненко объяснил «ТОЛКу», что режима повышенной готовности, который объявил губернатор, было достаточно – все службы и так работали круглосуточно на пределе возможностей, и введение ЧС существенно не улучшило бы ситуацию и никаких дополнительных возможностей не дало. Подробнее на сайте.

Да, конечно, плохая погода затянулась, и люди устали от всех этих неудобств. Штормы вымотали людей. Такая изолированность в современных условиях вызывает определенные реакции. И они нам понятны. Но мы делаем все, чтобы оказывать помощь. Основные вопросы решаются. Пускай с трудом, не везде, где-то более эффективно, где-то менее, но решаются
Игорь Степаненко, вице-премьер края
Однако на местах среди глав, особенно сельсоветов, были и другие суждения. Главное, что дает режим ЧС, – возможность более свободно распоряжаться бюджетными средствами, например, обходиться без торгов, выделять больше ресурсов на срочные работы.

Иначе местные руководители скованны в принятии финансовых решений, например, в заключении договоров с подрядчиками. Риски получить штраф, а то и уголовную статью за нецелевое или «неправильное» по закону использование средств вполне могли сдерживать глав, заставлять их подходить экономно или очень осторожно к тратам.

К тому же было непонятно, возместят ли сверхрасходы из краевого бюджета и нужно ли оставлять что-то в «кубышке».

7
Как показала себя власть?
Первые залпы стихии, казалось, застали власти врасплох. Волна недовольства по традиции пошла с Барнаула, который засыпало так, что в первые дни вместо тротуаров оставались козьи тропки, а на дорогах скапливались огромные пробки.

Уборка снега, мягко говоря, оставляла желать лучшего: дороги заужались, отвалы засыпали пешеходные переходы и остановки, пригородные поселки чистились долго и кое-как.

22 января губернатор провел заседание правительства, где отчитал мэров крупнейших городов как двоечников. Он призывал врио главы Барнаула Вячеслава Франка уже наконец сформировать понятную, актуальную систему, которая бы показывала, какая ситуация в разных районах города, давала картину происходящего, чтобы можно было правильно и оперативно спланировать уборку снега. Подробнее на сайте.

За качество очистки Франку тоже досталось.
Грейдер прошел – все пешеходные переходы завалены. И люди идут через глыбы снега. Сегодня на некоторых переходах людей за грудами снега не видно
Виктор Томенко, губернатор Алтайского края
Однако к тому времени взывать к помощи и костерить власти начали не только в Барнауле. Жители Рубцовска, Бийска, Алейска, Калманского, Топчихинского и других районов забросали губернатора жалобами в комментариях под его постами в Instagram.

Метель расходилась, все больше сел оказывались отрезанными от дорог, в некоторых забыли про изобилие товаров в магазинах – ждали хлеба и воду со спасателями. А власти тем временем рапортовали о единицах техники и тоннах снега. О том, что именно делается для вызволения людей, как организована работа, где самые «острые» точки, чем нужно помочь и какие проблемы решить, стали говорить только к концу января.

Виктор Томенко лично отправился в рейд по самым заснеженным районам, чтобы, собственно, и показать, как работала система, обсудить, где произошли провалы и чем можно помочь. Это произошло 31 января, когда ударил мороз.

Главный положительный результат стихии назвал в этой поездке начальник алтайского МЧС Александр Макаров – удалось не допустить трагедий, предпосылки к ним были совершенно точно.
Как нас найти
  • Алтайский край, 656049
    Барнаул, ул. Короленко, 51
Как с нами связаться
Команда проекта
  • Текст: Татьяна Гладкова, Алексей Кучерявых, Елена Маслова, Ольга Смирнова
  • Верстка и дизайн: Мария Трубина
  • Фото: ГУ МЧС по Алтайскому краю, Правительство Алтайского края, Алексей Кучерявых